Индустрия

Елена Демина: «все наши платья сделаны с большой любовью»

О том, как собрать команду профессионалов, открыть собственное ателье и начать создавать лучшие свадебные платья в России мы поговорили с основательницей бренда EDEM Еленой Деминой.

Елена, на сайте EDEM уже довольно давно нет информации о новых коллекциях. Что случилось?

Ничего такого. Перерыв связан с подготовкой; в июне EDEM презентует сразу две коллекции: сначала свадебную, потом кутюрную.

Вдохновлялись мы конкретным человеком – известной оперной певицей, имя которой я пока не буду называть. Она полностью отражает самый близкий нашему бренду образ: образ сильной и красивой женщины, которая может послужить примером православных ценностей. Для оформления нарядов еще в декабре прошлого года за основу мы взяли эстетику Ренессанса, и сейчас продолжаем ее развивать: в новой коллекции, над которой работал Даниил Берг, будет много платьев с элементами ручной работы, вышивкой – в технике канитель, c камнями Swarovski, c металлом и серебряными элементами. Все платья получились невероятно красивыми, потому что были сделаны с большой любовью и мастерством.

Искусная ручная работа – большой труд. Сложно было найти людей, способных держать планку качества?

 Конечно. Находить профессионалов в легкой промышленности – начиная от дизайнеров, заканчивая портными – всегда сложно. Дело в том, что в России очень мало профильных институтов, которые дают качественное образование, в том числе на уровне менеджмента. Поэтому людей мы собирали, как драгоценные жемчужины. И сейчас у нас потрясающий коллектив: удивительный дизайнер, лучшие конструктора и портные с их золотыми руками. Мы все – одна команда, объединенная едиными ценностями. И мы очень друг друга любим.

Где же вы нашли эти «драгоценные жемчужины»?

Портных — только по знакомству. А вот топ-менеджеров, например, искали и через контакты знакомых, и через заявки на открытых сайтах, просматривали резюме. Тем не менее, команда все равно практически полностью состоит из людей, которых мы уже знали.

Отдельно могу сказать про дизайнеров: многие основатели бизнеса в сфере легкой промышленности всегда обращали внимание на Омский государственный технический университет, который совсем недавно решили объединить с другим ВУЗом. К сожалению, так получилось, что кафедру, выпускавшую по-настоящему хороших дизайнеров, при этом упразднили.

Да уж, как-то нерадостно.

Да. Одна из наших дизайнеров как раз заканчивала этот университет.

Кто принимает большее участие в разработке дизайна платьев? Вы или вся команда?

Вся команда. Перед созданием коллекции мы всегда обсуждаем миссию, философию и особенности нашего бренда, решаем, как лучше их отразить, какие характеристики будут главными. Совместно собираем мудборд, ищем источники вдохновения: просматриваем огромное количество интернет-ресурсов, книг, посещаем музеи. Позже все идеи и материалы согласовываются, выстраиваются в едином ключе. Поэтому, конечно, результат по полному праву можно назвать совместным творчеством. Я считаю, что так и должно быть.

5158574516b8d2429b9513f253b01c26
Дебютный показ EDEM Couture

Команда большая?

Тех, кто работает непосредственно с платьями, на данный момент двое. Есть еще и те, кто отвечает за создание платков и шалей или, например, упаковок для нашего парфюма – это все отдельные люди.

А что насчет создания обуви? Я знаю, что к этому вы тоже уже пришли.

Первую коллекцию свадебной обуви EDEM полностью отрисовала наш штатный дизайнер. А сделать ее мы попробовали в сотрудничестве с итальянской фабрикой, расположенной под Флоренцией, — это был наш эксперимент, тестирование конкретного производителя. К сожалению, та фабрика не смогла на сто процентов оправдать наши ожидания, и мы остались не очень довольны конечным результатом: ни сроками, ни качеством, которое не вписалось в рамки бренда. Все экземпляры той коллекции так и остались в единственном исполнении.

Сейчас мы уже нашли новых партнеров – по моему мнению, лучших в мире, подходящих нам по всем параметрам и готовых с нами сотрудничать. Тем не менее, это совершенно другое направление – больше поддерживающее. И в будущем мы планируем выбрать всего две-три удачные модели, которые и будут тиражироваться в большом размерном ряде. О налаживании собственного производства в данном случае речи не идет.

Может, вы и о выпуске коллекции повседневной одежды уже задумывались?

Желаний у нас очень много, поверьте (смеется). Но сейчас мы сами себя сдерживаем и стараемся прежде всего расставлять приоритеты, помнить о нашей уникальности. Потому что повседневную одежду на сегодняшний день делает огромное количество марок. Недавно я прогуливалась по ЦУМу и увидела просто тысячи брендов, которые представляют свои коллекции – совершенно неплохие, но никому не нужные. Мне это показалось каким-то кладбищем одежды.

Все-таки рынок очень перегружен – вещами и хорошего, и плохого качества, дорогими, дешевыми, модными и не очень. На мой взгляд, сейчас в них нет потребности, нет никакой уникальности, а это для нас очень важно. Миссия нашей компании имеет четкую направленность, и раз уж мы делаем ставку на индивидуализацию, на персональный подход, занимаемся нарядами для свадьбы и, особенно, для венчания, то мы должны выдерживать бренд именно в этих рамках.

Тогда давайте вернемся к свадебной теме. Я заметила, что вы очень четко разделяете платья для свадьбы и платья для венчания. В чем их разница?

Свадебное платье должно отвечать модным тенденциям, быть эффектным, но при этом удобным. Вообще, их должно быть несколько, потому что свадьба, как правило, празднуется несколько дней, и если одно из платьев будет иметь большой шлейф, который, безусловно, очень красиво смотрится на фотографиях, невеста может устать и захотеть переодеться во что-нибудь более легкое, в чем ей будет удобно двигаться и танцевать.

Надо понимать, что свадебная мода имеет те же тенденции, что и обычная, поэтому зачастую происходит «перетекание» силуэтов и цветовых решений из одной в другую.

Совершенно другое дело – подвенечные коллекции. День венчания – самый важный в жизни пары; он также подвержен определенным правилам, которые установлены в храмах. Здесь требования к наряду гораздо более строгие: платье невесты должно быть целомудренным, благородным; должно закрывать руки и не иметь каких-либо сексуальных вырезов, прозрачных или открытых участков – в общем, всего того, что позволяется в свадебных платьях. Создавая коллекции для венчания, мы ориентируемся также и на принцип симметрии – через нее выражается гармоничность и взвешенность образа. Свадебные же наряды часто бывают ассиметричны.

Что вы можете сказать о последних bridal коллекциях мировых дизайнеров? Вам нравятся установившиеся тренды?

Ну, тенденции в свадебной моде все равно чуть более сдержаны и традиционны, поэтому я полностью их поддерживаю. И если мы говорим о трендах легкости, невесомости, полупрозрачности, обилия вышивки, металла и серебра, то это именно то, на что мы всегда так или иначе ориентируемся.

А как вы относитесь к экспериментам? Например, платьям ярко-красного цвета.

Я ко всему отношусь прекрасно и без предубеждений, потому что день свадьбы – это день мечты, и для нас главное – работать в согласии с этой мечтой, воплотить ее в жизнь, чтобы невеста смогла почувствовать себя счастливой. Ее платье может быть любого цвета и формы, это не важно.

И раз уж мы заговорили о красном цвете, то скажу: раньше на Руси, например, свадебное платье традиционно было красным. И только подвенечное – белым.

Но ведь и в своих коллекциях, и даже в интерьере салона вы все-таки придерживаетесь определенной цветовой гаммы?

Создавая интерьер бутика, мы старались соблюсти два параметра. Первый из них – праздничность. Мы старались сделать пространство как можно более воздушным, светлым, чтобы люди, приходя к нам, испытывали радость и все те эмоции, которые соответствуют предстоящему им событию.

А второй параметр заключался как раз в соблюдении фирменных цветов нашего бренда: голубого, золотого и белого.

1444381851983
Свадебный показ EDEM

Для представления такого пространства требуются особенные люди. Как вы их находили? И чем консультант свадебного салона отличается от обычного консультанта в любом другом магазине одежды?

К нам в команду я позвала тех, кого уже знала по работе в других бутиках. Когда стало нужно, я просто обзвонила лучших консультантов, которых заметила за последний год до открытия EDEM, и спросила, не хотят ли они работать у нас.

Помимо высочайшего уровня сервиса и клиентоориентированности, консультант свадебного салона должен быть компетентен во всех вопросах, касающихся подготовки к свадьбе, – и не только в плане наряда. Если это требуется, он должен без проблем давать советы по выбору стиля торжества, площадок для его проведения, выбору организаторов и флористов. У хорошего консультанта всегда найдутся проверенные контакты, которых у невесты может не быть просто потому, что замуж она выходит один раз. С этим, кстати, связан огромный стресс, который консультант тоже должен уметь сгладить; здесь важно говорить правильные слова и давать действительно полезные рекомендации.

Для консультантов, наверное, проводится какая-то предварительная подготовка?

Конечно. Но мы делаем это не с помощью специальных курсов, а через общение с лучшими ведущими свадебных агентств, посещение их мастер-классов. В этой отрасли у нас много друзей, и мы друг другу помогаем.

А сами вы часто общаетесь с клиентами лично? Ведь сейчас, как известно, люди чаще хотят покупать продукт у человека, а не у бренда. 

Моего времени хватает на общение только с десятью процентами наших клиентов. В основном, я полностью доверяю своей команде, и общаюсь с людьми только тогда, когда они приходят через своих знакомых непосредственно ко мне. В таких случаях я сама контролирую весь процесс.

Вообще, я совершенно согласна, что люди стали обращать гораздо больше внимания на личность основателя бренда. Как я уже говорила раньше, рынок переполнен продукцией самых разных марок, и людям становится сложно понять, что, кем и для чего сделано. Поэтому, конечно, очень ценно, когда основатель лично ведет и контролирует бренд, лично общается со своими клиентами, говорит с ними о ценностях своей компании и приобщает их к этим ценностям.
Буквально месяц назад я тоже начала это делать – например, с помощью участия в мероприятиях, во время которых можно рассказать о себе людям. Саму необходимость в этом я осознала еще давно. Но раньше у меня просто не было определенной моральной готовности к тому, чтобы выступать и рассказывать. Не было навыков. И сейчас я работаю над этим.

Ранее мы говорили о том, что вы работаете также и над расширением продукции бренда. Значит, проблем с бизнесом сейчас нет? Средства, которые вы в него вложили, уже окупились?

Конечно же, мы развиваемся и двигаемся вверх — меня это очень радует. Но говорить о том, что мы вернули все расходы и вышли на окупаемость, еще рано. Нужно быть невероятно быстрым и эффективным — как и в любом деле, особенно, в нынешнее время, — для того, чтобы конкурировать с производителями, у которых система менеджмента отстроена идеально.

На мой взгляд, если ты создаешь люксовые вещи в России и пытаешься при этом дать потребителю возможность купить их по доступной цене, выйти на окупаемость тебе будет очень сложно.

Мы делаем платья на том же уровне и из тех же материалов, что и платья от-кутюр, стоящие по тридцать, пятьдесят, восемьдесят тысяч евро. Но у нас они продаются всего за пять, а свадебные — от двух тысяч евро. Разница – только в цене, не в качестве. Это наша осознанная политика; мы специально не завышаем цены, делаем их как можно более доступными, ориентируемся на людей.

Можно ли сказать, что установление доступных цен – необходимость для развития любого российского предпринимателя?

Нет, думаю, это зависит только от политики конкретного бренда и исходит от его основателей. У каждой марки есть своя система ценообразования, своя стратегия и, что самое главное, цель. Цель EDEM – служение людям. Мы хотим разделять с ними их счастье, делать дни свадьбы и, тем более, венчания особенными, помогать сохранять любовь, замужество. И, чтобы к нам могло обратиться как можно большее количество людей, мы делаем цены доступнее, не занижая при этом планку качества.

Кстати о качестве: какие ткани и материалы используются при создании платьев?

Все ткани, которые у нас есть и из которых мы изготавливаем платья, я сама, лично, выбирала на выставке Première Vision в Париже. Мне очень важны тактильные ощущения, важно понимать, настолько тот или иной материал приятен на ощупь.

Помимо этого, я смотрю на натуральность, глубину цвета, износостойкость. Сейчас, например, есть очень много интересных современных материалов, которые отталкивают меня своей одноразовостью. Все-таки хочется, чтобы вложения в гардероб приносили долгосрочный эффект. По этой причине мы работаем с лучшими европейскими производителями, которые делают по-настоящему кутюрные, люксовые материалы, не только служащие долго, но и «хорошо ведущие» себя в изделиях, не мнущиеся, красиво выглядящие на фотографиях. Это ведь тоже невероятно важно.

Если мы выбираем кружево, то оно обязательно будет натуральным, сделанным из вискозы и шелка; если выбираем тюль – например, для фаты — он, опять же, будет шелковым. Материал для подкладки – исключительно шелк. Основой внешней тканью платья в 99 процентах случаев также будет шелк. Лишь изредка мы используем какие-либо смесовые вариации.

А как вы относитесь к активно набирающим популярность «умным» материалам, созданным с помощью новых технологий?

В современных технологиях я бы выделила два направления: первое связано с технологизированием натуральных тканей — тех же шелков или шерсти. Особые методы скручивания нитей делают их немнущимися, продлевают срок службы. Такие ткани, например, из Японии, мы выбираем с удовольствием. Второе направление – абсолютно синтетические инновационные материалы. В плане тактильных ощущений они, как правило, не слишком приятны, поэтому на них мы не останавливаемся.

Насколько я понимаю, вы используете ткани исключительно зарубежного производства. А что насчет самих платьев? Где они отшиваются?

6bb10dde6756c540203d651dc36e7bd1Все наше производство относится только к нашей компании и находится на Большом Афанасьевском переулке, в самом центре Москвы. Это ателье не только для женщин, но и для девочек — с огромным выбором тканей и фурнитуры. Иногда, если у наших гостей возникает желание пообщаться и что-то обсудить с портным и конструктором, мы просим наших мастеров приехать сюда, в салон, или даже домой к клиенту — благодаря расположению с этим не возникает никаких проблем.

Почему вы решили делать все сами? Это идея бренда или просто понимание, что в России пока нет производства, удовлетворяющего вашим требованиям?

Все дело исключительно в вопросе качества. Найти квалифицированных людей, которые могли бы поддерживать ту планку, которую мы задали изначально, очень сложно. Мы пытались найти партнеров, которые могли бы помочь нам в производстве каких-то отдельных элементов, но, к сожалению, большинство из них отказывались от сотрудничества сами, честно признаваясь, что у них нет возможности соответствовать нашим стандартам. У нас очень высокие требования.

И насколько сложно было открывать собственное ателье?

Мы сами заказывали новое иностранное оборудование: швейные машины, парогенераторы, машины для обработки краев изделий. Точную сумму затрат я назвать не могу, так как закупка и обустройство очень растянулись во времени – сейчас мы все еще расширяемся и увеличиваем количество рабочих мест, поэтому продолжаем что-то докупать. Но, в любом случае, я думаю, что на начальном этапе речь идет о сумме не меньше ста, ста пятидесяти тысяч евро.

Есть ли шанс, что в ближайшем будущем российское производство все-таки выйдет на какой-то новый уровень?

Я считаю, перспектив развития легкой промышленности в России не очень много. Они, безусловно, есть, но пока что существуют гораздо более квалифицированные с точки зрения масштабирования регионы – соседские с Россией государства, например, Белоруссия и даже Украина, где легкая промышленность развита в большей степени. И кадры, и квалификация у них все же лучше. Поэтому ближайшая перспектива для тех, кто хочет развивать свой бренд в России – масштабировать производство у наших соседей.

Может, для российских предпринимателей в этой сфере есть какая-то государственная помощь, льготы?

Я ничего не знаю о подобных льготах, мы их не используем. Как мне кажется, их нет. Но, что важно, никаких препятствий для развития я тоже не вижу. Как и в любом бизнесе, нужно просто очень много работать, быть эффективным, иметь наилучшую цену и наилучшие условия. Поэтому жаловаться нам не на что. В бизнесе мы с мужем уже 15 лет, и все эти годы работали автономно, рассчитывая исключительно на свои силы.

А молодым дизайнерам сейчас тяжело, как вы думаете?

Начинать бизнес – всегда сложно и интересно. Мой главный совет для всех молодых дизайнеров: найдите хорошего менеджера, который поможет вам организовать весь процесс. Одно дело – быть талантливым модельером, создавать по пять вещей в год и чувствовать себя прекрасно. Но если человек хочет добиться определенного масштаба, то ему обязательно нужен сильный менеджер, который этот масштаб обеспечит.

На что еще стоит обратить внимание тем, кто хочет продвинуться? Может, социальные сети?

Конечно, это тоже очень важно и нужно. Мы, например, активно ведем Instagram , хотя пока еще и не используем интернет-рекламу. Для этого нам нужен хороший подрядчик, мы сейчас как раз находимся в его поиске. Так что в планах у нас это есть.

 

Photo credit: edem.ru, unassvadba.ru

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s