Красота

Beauty-тренды: почему все меняется и как на это реагировать

Специально для TEORA Magazine Тима Лео порассуждал на тему восприятия make-up трендов в России,связи между подиумом и развитием beauty-инустрии и значении правильного понимания искусства.

Автор: Тима Лео, официальный визажист INGLOT в России

Довольно часто я слышу распространенное мнение: тенденции из журналов не соответствуют действительности, не подходят для обычных женщин и в принципе сомнительны в эксплуатации. Но если кто-то думает, что виной тому — сумасшедшие визажисты, которые специально собираются и, обкурившись, думают над тем, как бы сделать нелепыми всех женщин планеты, то этот кто-то не просто глубоко ошибается; он находится по другую сторону понимания эстетики — в глобальном масштабе современности.

Повторю то, о чем говорил в прошлой статье: картинки, видео и статьи из YouTube, Instagram и глянца – это не своды законов и беспрекословных make-up правил, а лишь разнообразные примеры и варианты макияжа, из которых каждый может выбрать что-то по душе, лично для себя. Иногда это еще и художественный способ самовыражения отдельных представителей бьюти-сферы — но не более. Никто не ждет, что все женщины страны – от Калининграда до Владивостока – возьмут на вооружение одну и ту же боевую раскраску просто для того, чтобы выйти «за хлебом».

Разумеется, культура макияжа требует корректировки не только в России. Женщин со своим особенным видением красоты, принципами или же просто отсутствием навыка использования косметики достаточно в любой точке мира. Но я пишу для русскоязычного читателя, и эту тему мне хотелось бы разобрать на примере именно нашей страны — с ее этико-культурными традициями и менталитетом.

О ВОСПРИЯТИИ

То, что нужно запомнить и понять в первую очередь: глубина восприятия зависит от самого воспринимающего. Черная помада для  губ – красота или безвкусица? Стробинг — сияющее лицо или жирный блеск пота? Красные стрелки на глазах — индивидуальность или болезнь головного мозга? В разнообразных приемах и техниках кто-то видит интересную интерпретацию своего образа; другие же находят в этом лишь повод для осуждения — громкого и жестокого.

Здесь можно довольно долго и едко рассуждать на тему воспитания вкуса у людей, живущих в СССР, – вернее, отсутствия этого самого воспитания. Конечно, были люди, которые «прокачивали» себя самостоятельно; кто-то обладал вкусом от рождения — но их всегда было меньшинство. В постсоветское время появилась уже другая проблема: голодные до знаний и новых эмоций «модники» слепо доверились журналам и начали бездумно использовать все прочитанные советы и увиденные в них картинки. Красный пиджак Versace стал малиновым атрибутом новых русских, а смысл слова «glamour» настолько трансформировался, что к концу 90х нес в себе явный негативный подтекст. Получается, даже в тот момент, когда мода пришла в нашу страну, принять и понять ее правильно мы не сумели. Здесь, пожалуй, можно вспомнить известную поговорку: «девушку из деревни вывести можно, а деревню из девушки – нет».

Откуда у итальянцев появилось умение настолько гармонично одеваться, грамотно сочетать яркие цвета и необычные формы? Спросите у любого из них, и вам ответят: меня этому научила мама, а ей об этом когда-то рассказала моя бабушка. Понимаете? Это у них в крови. Посмотрите на итальянскую живопись, на архитектуру, вообще на искусство, и представьте себе жизнь – не одного человека, а целых поколений — в таких «декорациях».

Какой опыт мог накопиться у нескольких поколений советского человека? Когда модная и косметическая индустрии просто-напросто отсутствовали, когда нарядное платье, постельное белье и шторы шились из одной и той же ткани. Я не хочу быть категоричен, но согласитесь: печально, что брусочек ленинградской туши – а их, между прочим, до сих пор производят на фабрике в Питере — был одним из главных атрибутов российской косметички вплоть до конца перестройки, в то время как женщины всего мира знали о туши в ее современном виде уже с 50х годов прошлого века. Логика в этом была предельно простая: советская женщина – товарищ, а товарищу краситься незачем. Естественно, в суровых условиях отсутствия нужной информации и самого понятия индустрии красоты людям сложно было понять, что хорошо, а что плохо. Красная помада считалась верхом вульгарности, а голубые тени мгновенно ассоциировались с буфетчицей из столовой – и ничем иным.

Как я уже говорил, в постсоветское время случился прорыв: появилась и косметика, и информация. Казалось бы, все должно было наладиться — вот только стереотипы никуда не делись. И даже сейчас, в наше время, для тех, кто пытается научить чему-то других людей, ликвидировать эти самые стереотипы и атавизмы, у многочисленной толпы всезнаек всегда припасены слова, бьющие порой побольнее камней. Так что работа это сложная и неблагодарная. Поэтому, кстати, огромное количество мировых бьюти-брендов, которые имеют богатую историю и могли бы поспособствовать развитию эстетики макияжа в нашей стране, совсем не заинтересованы в российском рынке. Из-за описанной мной ситуации они не чувствуют себя достаточно уверено, не видят перспектив развития. И даже несмотря на то, что в России уже есть люди, хорошо знакомые с культурой макияжа, эти бренды к нам не стремятся. Бизнес есть бизнес.

Как все исправить? Я считаю, что должно смениться целое поколение. Пусть на его место придут те, кто мыслит иначе – без стандартных клише, без стереотипов. Те, кто способен воспринимать новое и нестандартное. В общем-то, моя мысль предельно проста: все в мире меняется, как меняется, в частности, и представление о самовыражении с помощью косметики. Так что вполне логично, что люди и их мышление должны меняться тоже.

MAKE-UP КАК ИСКУССТВО, ИЛИ НЕМНОГО ИСТОРИИ

Пожалуй, важность описанных мной изменений проще всего рассматривать на примере прошлого. Поэтому, чтобы быть более убедительным, о профессии визажиста я порассуждаю через призму изобразительного искусства.

Визажист по сути своей – художник, работающий с лицом и телом. В конце XIX века художникам, нарушавшим традиции, сложившиеся во времена эпохи Возрождения, часто приходилось слышать нелестные мнения о своем творчестве. Их картины отказывалась покупать даже за символическую плату – все считали, что это лишь наброски, эскизы, незавершенная работа. А ведь то были первые труды импрессионистов!

Надо понимать, что возникновение этого направления в живописи было обусловлено несколькими важными факторами. Отправной точкой послужил весь накопленный в европейской живописи опыт использования света и тени, градации цветов, цветовых и световых контрастов. Огромное значение имел также и технический прогресс. Создавались искусственные пигменты, новые краски, способы их хранения. Цвет стал центром, самой главной частью работ: им передавали настроение и выражали эмоции.

Клод Моне предложил смотреть на живопись как на предмет искусства – люди же привыкли видеть в ней лишь способ изображения чего-то конкретного, передавать момент. Благо, для этих целей появился фотоаппарат. Сама по себе живопись совсем не обязательно должна что-то изображать – в этом и есть главная суть изменений, которые пытались привнести в мир импрессионисты. Им это удалось: человечество действительно научилось смотреть не на то, что изображено, а на то, как это изображено. И, возвращаясь к искусству макияжа, я скажу, что для его восприятия следует применять тот же самый подход. Кандинский много писал о том, что живопись начинается тогда, когда на холст хочется смотреть бесконечно долго. Так же и по-настоящему искусный, необычный макияж постоянно притягивает к себе взгляд.

О ТРЕНДАХ

Но давайте вернемся к современности и немного поговорим о трендах – тех самых, которые назло всем недоброжелателям и консерваторам двигают бьюти-индустрию вперед. Для непосвященных скажу сразу: make-up тенденции не появляются из воздуха по чьей-то прихоти. Это целый процесс, который вытекает из творческого поиска идей при создании одежды. Все начинается с воплощения «формы». В соответствии со своим видением женской красоты – или, что бывает в половине случаев, с коммерческим расчетом – дизайнер рисует эскизы, делает макеты и первые образцы. Постепенно в его голове складывается конкретный образ так называемой «героини коллекции» — под него и шьется вся одежда. Когда этот этап заканчивается, к работе привлекают специалистов из других областей: мастеров по волосам и макияжу. Вместе с дизайнером они обсуждают макияж и прически, которые способны наиболее точно передать настроение и стиль получившейся коллекции. Дизайнер, кстати, может либо предложить свой собственный вариант, либо довериться мастерам и рассмотреть то, что предложено ими. В любом случае, в конце концов выбирается определенный концепт, с которым делается тест.

Вообще, варианты и комбинации макияжа могут быть очень разнообразны; на их выбор влияет цветовая палитра коллекции, кино, которое может быть популярно на данный момент, и даже политическая ситуация в мире. Но давайте рассмотрим самый простой пример: допустим, наша коллекция полностью сформирована в стиле сафари. Главная героиня – женщина, путешествующая по саванне или пустыне. Как она может выглядеть? Минимум макияжа, сияющая загорелая кожа – на этом, в итоге, и делается логичный акцент. Все. Вот такая нехитрая схема.

28c93b6aff0bf6bddc3f3ecca87cb22b

Но бывают случаи, когда визажист, как художник, хочет сделать нечто экстраординарное – и это уместно, если сама идея показа того требует. Как правило, к нестандартным приемам (и в создании одежды, и в макияже) прибегают крупные мировые бренды: так они доказывают свой беспрекословный авторитет. На Неделях мод мы видим результат их творческих порывов: маски из пайеток или ракушек, цветные пятна, имитирующие палитру художника, стразы на губах, стрелки, сделанные из кожи и металла — в общем, все то, что в более упрощенной форме все равно доходит до прилавков бьюти-сторов и полочек в шкафу потребителей, чем в той или иной степени пугает – раз уж мы говорим о России — среднестатистическую россиянку.

В ИТОГЕ

Все правила рано или поздно меняются, а законы – пересматриваются. Искусство макияжа неразрывно связано с фэшн-индустрией, и потому эволюционирует вместе с ней.

У моды, как известно, нет границ. Не нужно устанавливать их и для тех, кто пользуется косметикой. Никогда не стоит забывать, что право выбора собственного стиля никем и ничем не ограничено – кроме некоторых этических моментов. И когда на очередной фотографии Instagram вы увидите модель с сумасшедшим макияжем, который для нее придумал визажист, вспомните: художника действительно легко обидеть. Но стоит ли? В конце концов, это лишь способ его самовыражения, и следовать его примеру он вас не заставляет.

Учитесь чувствовать ко всему новому интерес, а не негатив. Возможно, вам пытаются сказать о чем-то важном, ведь любой художник – тот же рассказчик, который не просто творит, но и передает дух своего времени.

 

Photo credit: личные архивы автора и INGLOT

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s