Без рубрики

Радиоведущая Юлия Николина о том, как провести эфир 1 января, стать другом слушателей и получать удовольствие от работы.

13 февраля — Всемирный День Радио! По такому случаю мы поговорили с радиоведущей matryoshka radio london Юлей Николиной. Она — человек-улыбка, человек-позитив и человек-оркестр. только такими и должны быть ведущие — энергичными, открытыми, с неиссякаемым запасом оптимизма и человеколюбия.

С ПЕРВОГО ЭФИРА Я БЛАГОПОЛУЧНО СБЕЖАЛА

С чего все началось? Как вы оказались на радио?   

Еще в четыре года я сказала маме, что буду Аллой Пугачевой. Я очень хотела поступить в Гнесинку на вокальное отделение. Я приезжала в Москву на туры (прим. ред. — предварительный этап вступительных экзаменов, проходит зимой), меня прослушали и пригласили в мае поступать. Но папа мне категорически запретил уезжать!

Школу я окончила с медалью, поэтому в институт пошла без экзаменов. Выбрала тот, что был поближе к дому — архитектурно-строительную академию! Пока училась, подрабатывала на радио — озвучивала рекламу, была певицей в студенческой команде КВН.

Диплом я получать не пошла. Отправила за ним папу, от которого, в свою очередь, потребовала обещанный билет в Москву.

radio_microphone-268x268Я приехала вообще в никуда. Три месяца жила на балконе у маминой подруги в Королеве.

Благо, было лето! Мои пять тысяч рублей закончились довольно быстро, и я начала искать хоть какую-то работу по друзьям. Полгода работала в офисе по специальности. Потом один товарищ товарища сказал, что на радио “Юность” требуется ведущая утреннего шоу! Мы отправили демо, и … через неделю меня сажают в эфир. С которого я благополучно сбегаю.

Как ???

Да, сбегаю буквально. Я должна была занять место другой ведущей — Наташи Малец, её тогда пригласили работать на радио Динамит, и ей надо было скорее уйти. Поэтому, когда меня привели, она очень обрадовалась, хотя и не знала, что я вообще никакая, ничего не умею. На наш первый совместный эфир, пока Наташа представляла слушателям новую ведущую, мне дали какой-то текст, который нужно было произнести. Но я от волнения его практически не видела, что-то промямлила, скомкала бумажку и выбежала из студии.

Там был такой замечательный коллектив, все прекрасно понимали, что Наташе это надо. Поэтому в тот же день на планерке, когда программный директор спросил, что это было, все дружно ответили “Игорь Владимирович, это мышь!” Он, конечно, знал, что это бред, но меня отстояли. Так и пошло.

“МЫ ПОД ВАС ВЫРАСТИЛИ ДВОИХ ДЕТЕЙ”

Изменились ли требования к профессии за то время, что вы работаете? При Советах, например, людям с дефектами речи выход в эфир был заказан. А сейчас картавящим ведущим никого не удивишь.

Конечно, изменились. Раньше человек должен был чисто, с правильными ударениями по тексту говорить — так я на “Юности” работала, у нас лежал талмуд с правильными ударениями, и за каждое неверно произнесенное снимали 20% зарплаты. Сейчас все упростилось, ставку делают на харизму, если программный директор хочет, чтобы эфиры слушали не переключая.

Харизма — это первое. А что ещё нужно?

Образование! Тебе всегда должно быть о чем поговорить с людьми в эфире. Они же звонят не только за тем, чтобы передать привет! Им нужно дать такое общение, такой заряд, чтобы они обязательно захотели вернуться. Надо следить за тем, что происходит в мире. Даже читая прогноз погоды, ты можешь сказать, что в Никарагуа, например, сейчас идут дожди. Тебя должно быть интересно слушать. Такая профессия.

Мне всегда было интересно, почему или, точнее, зачем люди звонят на радио?

Это вопрос доверия. Однажды я пришла на кинопоказ, который устраивала наша радиостанция, и ко мне подошла пара со словами: “Юля, мы под вас вырастили двоих детей”. Люди звонят делиться впечатлениями, для них важно, что я им на это отвечу, что посоветую. Это зарабатывается годами, к тебе привыкают и воспринимают как друга.

Я НЕ ПРОСТО ГОВОРЯЩАЯ ГОЛОВА!

Утренний, дневной, ночной эфиры — на каких вам приходилось чаще работать, какова их специфика, какой больше всех нравится?

Я всегда работала с 11 до 15. Я не скажу, что я “сова”, но именно с 11 до 15 у меня начинает работать мозг. До этого я не готова. Не готова ложиться в 10 вечера, чтобы встать в 5 утра и приехать на шоу к 7.00! Проработав 4 месяца на “Юности” на утреннем шоу я сказала, что больше никогда этого делать не буду. Это даже психологически тяжело.

MatryoshkaRadio-9385Первая половина дня — это уже не совсем утро, может, уже и хочется развалиться в кресле, но надо работать. Для это нужна энергия, музыка, подпитка. И, как правило, с 11 до 15 — самое благодарное время, когда люди сидят в офисе и им хочется общаться. Понятно, у всех открыт фейсбук или контакт, но если ты можешь дозвониться или дописаться на радио, при этом ещё и выиграть приз — а именно в это время они разыгрываются — это очень здорово, и людей это держит.

Как проходит и сколько длится рабочий день ведущего: это только эфир, или есть другая работа?

Смотря какая радиостанция. На Energy у нас было 4 часа, а потом — свобода. А вот сейчас на Matryoshka Radio London у меня совершенно ненормированный день, поскольку мы постоянно что-то выдаем в эфир, круглосуточно готовимся к большим программам, которые выходят в конце недели, к интервью со звездой, например.

Но в основном, как я понимаю, график позволяет заниматься своим бизнесом, второй работой, хобби?

Да, как правило, так и происходит. Это очень удобно — 4 часа поработал, а все остальное время можешь посвятить себе, семье, делам… Мой друг помимо радио начал заниматься фото- и видео-съёмкой с воздуха. Ну и, конечно, диджеи ведут различные мероприятия, концерты.

А вы?

Я промышляю, только свадьбы не беру никогда. Я очень люблю общаться с людьми! У меня есть приятель на другой радиостанции, который ненавидит интерактивы, а когда мне люди звонят в эфир, я кайфую. У нас всегда складывается интересный разговор. Однажды к нам приходили студенты из Школы радио, они спросили меня, что делать, если кто-то в эфире скажет гадость? Ну не было у меня такого за 13 лет!

radio_microphone-268x268Все дело в том, как ты к человеку относишься. Вот он трубку снял, и ты ему: “О, привет, Димон!!” И он понимает, что ты ему рада.

Что для вас самое трудное в работе?

Это когда, не дай Бог, что-то случилось, день траура, а тебе все равно надо выходить в эфир. Бывает, ты просто объявляешь погоду в эти дни, но потом все равно наступает время так называемого “первого выхода настроения”, когда ты должен общаться как ни в чем не бывало. А у людей горе. И даже если это произошло в другом городе или стране — я реагирую. У меня слезы в глазах, в горле комок. А я должна сказать, что все будет хорошо, мы выкарабкаемся. Это трудно. И в этот момент я понимаю, что это нужная работа. Я не просто говорящая голова.

Как справляться с личными неприятностями? Как заряжать людей хорошим настроением, когда на душе кошки скребут?

Этого не должно быть слышно, хоть убейся! Есть диджеи, которые допускают такие ошибки, но я считаю, что это никуда не годится. Как бы тебе ни было плохо, что бы ни произошло… У меня у самой были такие моменты в жизни, но никто этого не услышал.

Как вам это удается?

Это специфика работы. Быть может, включается какое-то актерское мастерство внутреннее — ты давишь в себе эту боль. Надо понимать, что все живут своей жизнью, у каждого может что-то случиться. И люди включают радио не за тем, чтобы услышать о твоих проблемах. А чтобы услышать, что все будет хорошо.

Что тогда самое приятное?

Мне больше всего нравится общаться с людьми и получать от них отклик, понимать, что кому-то в жизни я помогла. Мне в эфир писали бесчисленное количество sms вроде “мы поссорились, разошлись, как мне быть?”. Я никогда не пропускаю такие сообщения! Я обязательно скажу “Оля, он тебя любит, ну кто не ошибался?!”. Слушатели потом благодарят за то, что повлияла. Это такой кайф!

12755168_964995350204477_1064093083_o

НОВОСТЕЙ О ПОЛИТИКЕ У НАС НЕТ

Про радиоведущих пишут песни и снимают кино. Есть ли у вас любимое произведение?

“День Радио” Квартета И! Но только не кино, а спектакль! Там все именно так, как есть на самом деле!

Вспомните интересные, знаковые или курьезные ситуации на работе.

Я лет восемь выходила в эфир 1 января, потому что не пью. И как-то раз я помыла машину 31 декабря, а она за ночь замерзла, заледенели колодки. Представьте, 1 января, семь утра, эфир через час. Мне из Мытищ нужно попасть в Останкино. Я завела машину, проехала на ней метров двадцать, и она заглохла! Такси нет, друзья не берут трубки. Тишина. Я сижу, рыдаю на руле. На мое счастье, проезжали полицейские. Патрульный остановился узнать, что у меня случилось — ему же тоже скучно. Я в слезах причитаю, что машина не едет. И этот мужчина, — крупных габаритов, надо сказать, — подошел сзади к моему маленькому авто и каааак ударит по колесам! И заработало!!

Он меня потом обогнал и поздравил с Новым Годом через мегафон. А я ему в эфире передала привет и большую благодарность!

Вы 13 лет на радио. Что планируете делать дальше?

Я занимаюсь Matryoshka Radio London целиком и полностью, всё и всю себя посвящаю ей. Отдаю всё новым проектам, новой аудитории, новому региону, всё-таки мы вещаем на Лондон, там совершенно особенная публика, и у нас совершенно особенное радио, мы ни на кого не похожи.

Почему Лондон, не Париж, не Нью-Йорк? Откуда такая идея?

Идея родилась у нашего программного директора Николая Курпатина, он её вынашивал лет 10. Русские за границей есть везде. Куда бы ты ни пришел в магазин, тебя встречают с криком “Russian!”. Но ты включаешь там радио — а на нашем никто не говорит и не поёт. Наш формат — он и развлекательный, и информационный, но новостей о политике и глобальных вещах у нас нет. И разговоров меньше, чем на talk-радио. Наш плейлист — музыка конца 90-х и начала 00-х. Это время, когда мне было 15-16 лет, и я как раз представляю ту возрастную аудиторию, на которую мы ориентируемся. Соотношение русской и импортной 70% на 30%. У нас можно и Dr. Alban услышать, и Земфиру. Это то, на чем мы выросли, подо что целовались, ходили на дискотеки.

БЛИЦ-ИНТЕРВЬЮ

MatryoshkaRadio-9426_2_convertedТри вещи, без которых не начинается ваш день?

Завтрак, мытьё головы, машина.

Какую музыку слушаете дома?  

Я люблю иногда поставить старый альбом Земфиры или Лары Фабиан. В машине радио, как правило, не включаю — хочется побыть в тишине.

Светская львица или домосед?

Скорее светская львица. Сидение в четырёх стенах меня угнетает. Я не люблю выходные, особенно, если вдруг осталась одна. Я умираю, мне нужно куда-нибудь, куда угодно!

Лодочки или кеды?

Обожаю туфли, у меня их бесчисленное количество. Но с таким ритмом жизни кеды со мной всегда, а туфли в багажнике.

Если бы вам нужно было подписать валентинку одним предложением, чтобы это была за фраза?

Ты моё…

 

Photo credit: Matryoshka Radio London

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s