Без рубрики

«Москва-Сити был мечтой Лужкова и бизнес-элиты России» — интервью с архитектором

 

Мы поговорили с Амиром идиатулиным о Москве: о модной реновации промзон, о нынешнем и грядущем облике столицы, транспортной системе и парковках, о Москва-Сити, наконец. Словом, постарались затронуть темы, которые беспокоят современного горожанина.

Амир, что выгоднее для застройщика: построить новое здание или взять проект на редевелопмент, и почему?

Конечно же, построить с нуля дешевле. Но есть несколько тонких моментов: сейчас в Москве практически невозможно получить разрешение на строительство в центре. Второй момент — при редевелопменте сохраняется история места. В рекламе лофт-апартаментов часто фигурирует что-то в духе «здание построено таким-то промышленником в 19 веке», «сохранена оригинальная кладка» и прочее. Это — маркетинговое преимущество. В-третьих, несмотря на возраст здания, его можно оборудовать современными инженерными коммуникациями и сделать новый конструктив. Но, в целом, редевелопмент выходит на 30-70% дороже нового строительства.

В конечном счете, такие здания настолько же надежные, как и новые?

Конечно! Они не только надежные, но и обладают всеми качествами современных построек — новыми инженерными системами, комфортными и качественными пространствами. Вопрос только в финансировании.

Чем отличаются самые первые проекты по редевелопменту от того, что делают сейчас?

Мне кажется, таких проектов сейчас гораздо больше, потому что есть спрос у населения — аудитория, наконец, почувствовала, что это интересно.

Старые зоны реконструируют, переносят заводы за пределы Москвы, а на освободившихся площадях создают либо красивые пространства с историей, как «Даниловская Мануфактура», либо полностью реновируют территории, строят жилье, как, например, «Символ».

Власти и застройщики стали внимательнее относиться к своей работе. Сегодня мэрия не позволит просто так снести здание без предварительной оценки его исторической и культурной ценности — есть немало примеров, когда власти отзывали разрешение на строительство из-за многочисленных нарушений со стороны девелоперов.

То есть можно забрать выданное разрешение?

Да, если застройщик не соблюдает требования.

Какие задачи заказчик ставит перед архитектором? Что важно, что нужно потребителю?

Первое, это, конечно, грамотная планировочная структура. Очень часто инвестор, делая проект, еще не знает, кто будет потребителем. Поэтому важно сделать планировку максимально универсальной, чтобы успешно сдать это проект будущим арендаторам. Второе, это уникальность проекта, некий якорь, который мог бы зацепить людей. Важно не упускать этот момент, безликих проектов много, и клиенты их не замечают.

Амир Идиатулин

Кризис как-то отразился на заказах?

Инвесторы начали считать деньги, просят заменять иностранные отделочные материалы российскими аналогами. Благо, сейчас их уже много, и они действительно по своим характеристикам не проигрывают. Ну и, конечно же, проектов стало меньше, а конкуренции больше. Я не скажу, что это плохо, такие процессы освежают рынок, делают некую перезагрузку.

То есть вы согласны, что кризис, как сито, просеивает слабых игроков. А вот излишества во вкусах потребителей он убирает?

Нет, не убирает. Как были клиенты, которые хотели позолоченные дверные ручки, так они и остались. Кризис же в основном бьет по среднему классу. Но, безусловно, поменялись приоритеты, сейчас меньше долгосрочных инвестиционных проектов, которые делались на будущее. Все хотят быстрых сделок — построить, продать или сдать в аренду. У небольших проектов по редевелопменту маленькие сроки реализации и такие же инвестиции.

А какой средний срок реализации?

Два года — с момента покупки здания до открытия, с учетом проектирования, согласования, строительства и отделки. Это очень комфортный срок — ведь в иногда больше времени уходит только на согласование и проектирование.

Все зоны, подлежащие редевелопменту, это 17% от общей территории города. Чисто теоретически, когда-нибудь они закончатся. И что, по-вашему, будет тогда? Что придет на смену промзонам?

Я думаю, что к тому моменту уже поменяется градостроительная ситуация. Если сегодня Москва — привлекательный город, то в будущем люди, возможно, захотят жить в одноэтажной России. Как за рубежом, в Калифорнии, например. Там нет общественного транспорта, люди работают и живут в кампусах, и им вообще не нужно ехать в город.

Компания Apple сейчас строит себе отдельный мини-город. Поэтому я не исключаю, что «Яндекс» захочет организовать собственный кампус в регионах. Точечно это уже происходит в Казани, где построили город-спутник. Проектировал его главный планировщик современного Сингапура (Лиу Тай Кер — прим. редакции). Фактически, Иннополис появился в чистом поле: большой университет, жилье, и людям не нужно ехать в Казань, они комфортно живут и там.

План Иннополиса, 40 км. от Казани
План Иннополиса, 40 км. от Казани

Вам нравится эта тенденция?

Мне, как архитектору, нравится, потому что это новая работа. С точки зрения потребителя я не могу сказать. Вообще, мне не очень нравятся новые города, поскольку у них нет истории. Я был в Дубаях, и у меня сложилось ощущение, что это город-призрак. Посреди пустыни, со стеклянными зданиями…

Любите жить в Москве?

Мне нравится, как она преображается. Главный архитектор Москвы — Сергей Кузнецов, — многое делает для создания комфортной среды в городе, вводит новые стандарты по благоустройству, активно занимается проведением конкурсов. Эту среду создают, прежде всего, для людей, чтобы они не покидали страну.

Ведь почему молодые специалисты уезжают? Потому что им некомфортно.  Им гораздо удобнее в Хельсинки, или в Лондоне, хотя климат там похуже, чем у нас.

Наша столица серьезно меняется, появляется качественный общественный транспорт, большое внимание уделяется общественным пространствам. Через некоторое время проблема некачественной среды отпадет полностью. Многие партнеры-иностранцы, которые к нам приезжали, были в шоке от Москвы, ее энергетики, от дизайна, от ВДНХ, им это очень нравилось! Я думаю, и мы со временем поменяем свое отношение к городу.

А старожилы говорят, что Москва теряет архитектурный облик

Я бы так не сказал. С одной стороны, стандарты в проектировании — это хорошо, они объясняют, как правильно делать. С другой — это плохо, потому что всё счищают под одну гребенку. Зачем властям заказывать уникальный проект, когда можно открыть книгу и построить по стандарту? Стандарты упрощают жизнь, но лишают индивидуальности, и в этом, конечно, большая проблема. Работа архитекторов — создавать уникальные образы.

Вам нравятся лофты?

Это хороший продукт для людей, которым нравится жить в исторических зданиях и ощущать их энергетику. Если бы еще камины делали, как в Лондоне, то было бы совсем здорово, но такие проекты стоят приличных денег.

А как вы относитесь к тому, что человек выходит из лофта-квартиры, спускается на этаж ниже и оказывается в офисе? То есть между сном и работой у него практически нет «кислорода».

Это удобно и существенно экономит время, но эффективно при небольшом штате сотрудников. Комфортно должно быть не только руководителю, но и персоналу.

Офис IND Architects

А я сразу вспоминаю историю про девушку, которая год не выходила за пределы Москва-Сити. Она там работала, ходила в магазины, салоны красоты, словом, жила. Это кажется крайностью, но ведь именно для этого и задумывался Сити.

Мне кажется, Москва-Сити был мечтой Лужкова и бизнес-элиты России. Существуют высокоурбанизированные города, которые прекрасно живут без таких комплексов. А необходимость и востребованность Москва-Сити честнее всего подтверждает рынок: по статистике, порядка 50% площадей остаются свободными, и это с учетом еще не введенных в эксплуатацию объектов. Инвестиции были огромными, а спрос пока низкий. Возможно, с оптимизацией транспортной составляющей ситуация изменится, но лично я не хотел бы иметь офис в Сити.

А вы не считаете, что Москва Сити очень похожа на Парижский Ля Дефанс?

И на лондонский Сити тоже, они все похожи. Эти проекты начали развиваться гораздо раньше, мы опоздали лет на 10. Поэтому, я думаю, в будущем у нас тоже будет качественная среда, но Москва-Сити уже придется конкурировать с другими пространствами. Я не удивлюсь, если крупные IT-компании в ближайшее время начнут строить свои штаб-квартиры вдалеке от Москвы. Сбербанк, например, недавно построил себе университет на Новой Риге в красивом месте с рекой, и в планах создать офис в Сколково для Сбербанк.Технологии.

Каковы тенденции в благоустройстве объектов городской инфраструктуры? Какие проекты вам запомнились?

Мне запомнились проекты, в которых мы принимали участие. Например, конкурс на реконструкцию набережной системы озер Кабан в Казани. Власти решили сделать озера жемчужиной города и центром притяжения для туристов. Мы с нашими партнерами включили в проект работы по очищению озёр и созданию интересных, привлекательных для жителей условий. Мы изучили городские сообщества, выявили порядка сорока решений всевозможных проблем, начиная от организации открытых кинотеатров и выставочных пространств, заканчивая созданием питьевых фонтанов на улицах.

А в Москве?

Недавно мы участвовали в конкурсе на проект вестибюля станции метро «Терехово». Мне нравится, что наконец-то у современных архитекторов есть возможность быть причастными к созданию легендарного метрополитена.

Я смотрела схему метро до 2020 года, она очень разрастается.

Это правильно, город должен развиваться! Я считаю, частный транспорт — это не путь развития для Москвы. В Сингапуре поступили разумнее. Полосы для общественного и личного транспорта разделены, а если водитель находится в машине без пассажиров, то получает штраф за нерациональное использование транспортного средства. Наше государство, конечно, не может инвестировать столько денег в подобную систему, и стоимость владения собственным авто достаточно низкая.

Вот сделали платные парковки — это уже хорошо.

Многие автовладельцы так не считают.

Я автовладлец, и мне это нравится. Даже на улице, где я живу, сделали платную парковку, и я полностью доволен. И места стало больше, и люди несколько раз подумают, покупать машину, или нет. Если принял решение, что машина тебе нужна, то, пожалуйста, будь готов заплатить.

Они бы еще мест побольше сделали. Бывало, я приезжала в театр оперетты и сорок минут парковалась. Десять мест на Дмитровке и пятьсот человек в театре.

Тут системная проблема — необходимо заранее анализировать пространство с точки зрения крупных объектов притяжения. Если это, к примеру, театр, то не надо там делать очень широкий тротуар, лучше сделать парковку побольше.

Когда паркинга вовсе нет, сразу начинает умирать бизнес. Например, по Малой Дмитровке в кризис освободилось много мест, а все потому, что людям негде оставить машину, чтобы пойти в магазин.

На Кузнецком мосту — то же самое!

Там сделали пешеходную зону, убрали транспорт и открыли много кафе и ресторанов. При этом меня смущает, что мы проектируем прогулочные улицы слишком однобоко: питание, бар, прогулка. А где уникальная среда, которая будет формировать образ этого пространства? Почему все идут на Арбат? Потому что там есть среда! Появилось множество прогулочных улиц, но с ними пока нет ярких ассоциаций и конкретных «якорей», это обычные пешеходные зоны.

Рем Колхас реконструировал «Гараж», по проекту Захи Хадид построили бизнес-центр, американцы делают проект «Зарядья». Почему самые громкие проекты отдают иностранцам? А как же импортозамещение?

Нам еще нужно поучиться. Мы неспроста с иностранными партнерами участвовали в нескольких архитектурных конкурсах. ВДНХ делали с американской компанией, с французской — набережные в Казани.

У иностранцев большой опыт в городском и ландшафтном планировании, а также в экологической реновации. Нам полезен этот опыт, но некоторые объекты мы качественно делаем сами. Сильная просадка у нас только по экологии, в которой у российских бюро нет такого опыта, как на Западе.

Какой вы видите Москву через 5-10 лет?

Мне кажется, с точки зрения градостроительства, это очень маленький период. Через 5-10 лет она будет такой же, а через 20 лет в Москве застройка станет более плотной и урбанизированной, будет лучше развит общественный транспорт, количество частного транспорта уменьшится, потому что обслуживание станет дороже.

В целом, активно будет развиваться одноэтажная Россия — те города, к которым мы проведем высокоскоростные магистрали.

 

photo: indarchitects.ru, rsp.com.sg

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s