Без рубрики

Mana Island: «У нас будет много ренессансов»

Автор: Алена Соколова

12 сентября, в Dewar’s Powerhouse проходил саундчек, а вечером выступление нескольких московских групп, ведь в столице все идет «Moscow Music Week – 2015». Мы же сразу заприметили для беседы молодых и перспективных «Mana Island». Эта инди-поп группа недавно отметила свое двухлетие, ребята поделилась с нами некоторыми подробностями своей жизни и карьеры.


17 октября группе исполнится 2 года, за которые эта пятерка успела обзавестись опытом и определенным уровнем популярности. Они выступали вместе с Foals, получили премию клуба «16 тонн», «Золотая горгулья» в номинации «Прорыв года», а в этом году порадовали поклонников своим дебютным альбомом.

mana islandВ различных интервью вы говорили о том, что у вас было много приключений. Какое было самое яркое?

Алексей: Из последних? Катакомбы во Владивостоке. Есть такое потрясающее сезонное место — бар в старом лодочном ангаре. Все очень поверхностно, но интересно, на берегу океана. И за баром идут тоннели через весь Владивосток. Мы там почти заблудились. В то время, пока Максим Базилевич спал, мы их исследовали, а потом пили в них же шампанское и полезли в океан.

Дмитрий: Еще давно была Анапа, когда мы отдохнули так, что чуть было не потеряли все инструменты.

Иван: А во Владивостоке мы чуть себя не потеряли, так что… парадоксально.

Никита: Играли на «лакшери» свадьбе, это было трэшово, мы ведь никогда не играли в брюках, да еще и в зале с «заинтересованными» лицами. (Смеется)

Иван: И в туфлях… На барабанах играть в туфлях не очень удобно!

А какие-то казусы на сцене у вас были?

И: Были, но на самом деле их уже меньше. Растем, учимся находить быстрые решения.

А: В основном это какие-то технические проблемы. На первом концерте, у нас на долгие 3 или 5 минут выключился ноутбук, мы развлекали толпу как могли, дело дошло даже до стендапа. А сейчас можем и поговорить в паузах, пошутить, сценки какие-то устроить.

Вы называете друг друга по имени или у вас есть какие-то прозвища?

Н: Прозвища есть, но они все временные, присваиваются в соответствии с какими-то событиями или «внутренними» шутками. Я был «Художником».

А почему «Художником»?

И: Творческий такой парень.

Никита, вы же помимо того, что вас называют творческим, пишете колонки для TJournal. Расскажите подробнее об увлечении технологиями.

Н: Это было пару раз. У меня с редакцией хорошие отношения, и меня попросили рассказать, как я пишу музыку. Я пишу ее на айпаде, это мой основной инструмент сочинения. Я объединяю огромное количество программ, синтезаторов, драм машин в единую цепочку. Мне просто было приятно рассказать людям, что это возможно, что айпад не только для прослушивания музыки, просмотра фильмов, порно (смеется) и контакта, но и вполне себе рабочий инструмент для создания музыки.

На первый взгляд от ваших песен веет простотой и легкостью, что остается за кадром?

И: Некоторые песни давалась с муками. Самые мучительные — «Stare», «Bae».

А: Рассказать особо нечего, ничего высокого или особенного не остается за кадром. Порой это даже неприятная музыкальная кухня. Это быт, и, когда мы приезжаем на студию, это все сначала большая работа, а потом уже каторга. Когда неделю за городом спишь в комнате с четырьмя мужиками и ешь замороженную пиццу, просыпаешься, понимаешь,  что нужно работать, синтезатор прописать, гитару, что-то поправить… И думаешь, «когда же это кончится?».

Ну а что компенсирует вашу усталость?

И: Mного веселых моментов на студии.

А: Огромное удовлетворение после того, как записал песню.

И: Нет ничего лучше, кроме как записать хорошую песню. После этого становится все хорошо.

У вас в репертуаре появляется больше грустных песен. Это с чем-то связано?

А: Ну жизнь взрослая, грустная, тяжелая…

И: Мы взрослеем…

В апреле вы говорили «Афише», что у вас образ парней, которые пользуются тональником, и вас слушают одни девчонки. Что изменилось с тех пор?

И: Перестали пользоваться тоналкой. (Смеется)

А чем стали пользоваться?

Д: Ацетоном! (Смеется)

А: На самом деле признаем, что были не правы: в итоге на концертах появляется больше мужской аудитории, чему мы рады несказанно.

У вас недавно было выступление на открытии выставки ArtWhoArt. Как вы относитесь к современному искусству? Есть ли любимые художники?

А: Я не люблю современное искусство, потому что многое можно за него выдать. Я осторожен в этом смысле, не бросаюсь словами. Нравится классическое, патриархальное искусство. Классическая живопись. Я не спец, но мне нравятся наши живописцы, голландские, а современное я, если честно, не совсем понимаю.

Н: Но тем не менее, мы понимаем, что это популярно и классно. Особенно когда музыка сочетается с искусством.

И: Различные инсталляции на сцене, свет.

А: Когда это объединяется в общую струю, становится интересно. Мы открыли две выставки искусства за месяц.

Д: «Варочный цех», например.

Практически в каждом интервью вы говорите, что разные. Что объединяет помимо музыки?

Д: Мы разные по характеру, по привычкам, не скроем. Но за то время, что мы провели вместе, стали лучшими друзьями, даже семьей. А объединяют нас очень часто шутки и юмор, который порой находится за гранью для неосведомленного человека. Когда говоришь шутку в чужой компании на тебя смотрят, слегка наклонив голову в недоумении, и ты стоишь и думаешь: «Может, я что-то не то сказал? Вчера же было смешно, когда с парнями шутили».

А: Зачастую думаешь, насколько классно проводишь время с друзьями.  И так оно и есть.

Чем приходится жертвовать ради музыки?

А: Иногда ленишься. Думаешь, что была непростая неделя, и хочется отдохнуть, а потом встаешь на сцену и отдыхаешь.

Вы хотели бы попробовать себя в чем-то кроме музыки?

И: Я хочу пойти в стенд-ап, но нужно найти менеджера.

А: Я близок к тому, чтобы начать жизнь с чистого листа. Именно в плане работы. Хочу попробовать что-то новое. Я работаю журналистом, и все поднадоело. И невесело сейчас быть журналистом.

Н: Однозначно заниматься исключительно музыкой — это нестабильно. Делать это смыслом жизни я бы не стал, но мне очень нравится, и нужно продолжать и не останавливаться на достигнутом.

То есть конечной цели у вас нет?

Н: Нет цели взять «Грэмми».

И: Ну а если возьмем – не расстроимся.

А: На самом деле мы сидели и загадывали раньше…  Многое сбылось.

Н: Очень хотели а-ля вырваться. Хотелось съездить в Лондон.

Д: Ну мы съездили. Только в бар «Лондон», в Сочи.

Как бы вы оценили состояние музыкальных  площадок в России?

И: Очень хорошее, в отличие от Америки, например.

Д: В регионах, к нашему удивлению, все очень и очень неплохо. До нынешнего времени не было такого, чтобы наши технические требования так или иначе не выполнялись. Порой в регионах даже с бОльшей заботой и вниманием относятся к приезжающим музыкантам. В середине нулевых ситуация была в корне другая, но тогда в принципе нигде не понимали, что нужно и почему это важно.

У вас было несколько выступлений на разогреве западных групп – Alt-J, Klaxons, Foals. Какие у вас остались впечатления от этих групп?

Д: Foals, наверно, самые крутые. Они были первыми из мировых имен, с кем нам посчастливилось играть, и мы с ними много общались. Их бас-гитариста перед нашим совместным концертом мы  вообще встретили случайно на улицах Петербурга, помогали ему найти хорошее место перекусить, позже вечером общаться было уже совсем легко.

Н: Но они усталые, кошмар. Прямо убитые. Они, конечно, натягивают улыбку…

Д: Klaxons тоже убитые… Хотя, если вдуматься, при 100+ концертах в год и не таким можно стать.

Вы посчитали бы себя простыми ребятами?

И: Простецкие.

Д: Если вопрос «Привет! Как дела?», автографы, селфи, мы все делаем, общаемся, отвечаем на все вопросы, стараемся уделить максимум внимания тем, кому мы небезразличны.

И: Мы простые парни, да.

Что бы вы посоветовали начинающим музыкантам?

Д: У нас столько возможностей было с детства, столько того, о чем мечтали и чего хотели. Помните, сколько из наших одноклассников писали в третьем классе в дневниках о том, что хотят стать космонавтом или еще кем-то великим? Я вот писал, что хочу стать мотогонщиком. Однако не сошлось, зато вот сошлось с музыкой по счастливой случайности. В школе открылась секция по гитаре и я пошел. А ведь еще перед первым занятием я и играть  не умел совсем. Спустя столько лет лишь я понял, как круто, что я дал этому шанс. У всего этот шанс должен быть. Жалеть о чем-то… Ну на это у нас может только если старость есть. А сейчас – все только в нашей голове.

То, что вы загадывали в начале, у вас оправдалось или нет?

А: Отчасти да. Но впечатления смазываются из-за большого количество концертов. Эмоции немного не те. Но я уверен, что все еще впереди. Всегда есть спады и подъемы, и я думаю, что много будет у нас ренессансов. Буквально сейчас мы готовим новые песни, будем использовать новые инструменты, о которых не будем говорить. Скоро мы не поместимся в Powerhouse.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

w

Connecting to %s