Без рубрики

Художник Александр Лозовой об искусстве и кризисе

Работы Александра Лозового находятся в Государственном музее изобразительных искусств имени А. С. Пушкина, Музее современного искусства, в Историко-архитектурном и художественном музее «Новый Иерусалим», в Zimmerly museum (штат Нью-Джерси, США). И поверьте, этот список можно продолжить. Александр — автор книг, статей по изобразительному искусству. А еще, он просто интересный человек и замечательный собеседник. И это было понятно буквально с первой улыбки.

 

В Вашей биографии я нашла очень интересный факт о вашей работе, очень давней, университетской. Такая тема не возникает ниоткуда. Ваша диссертация была посвящена рисункам умственно отсталых и психически больных детей. Расскажете?

Это получилось как-то естественно. Учился на дефектологическом факультете в Московском Педагогическом институте, потом я поступил в аспирантуру, и встал вопрос о выборе научной темы. Поскольку я сам рисовал, то мне хотелось как-то связать рисунок с деятельностью психически больных людей. Тем более я слышал, что в  Швейцарии была такая клиника «Сирье», были тесты Ровшика. Выходили и в двадцатых годах книги по рисункам психически больных. Я не был первооткрывателем.

Был у нас тогда самый крупный нейрохирург в стране, Лурия Александр Романович. Он работал в клинике и заведовал кафедрой в университете. Я к нему подошел, совершенно незнакомый аспирант, и посоветовался. Я получил благословение и стал работать над этой темой. Я защищал эту диссертацию очень давно, в 77 году, сразу после аспирантуры. А потом некоторое время преподавал в институте, так сказать, дефектологию. В конце концов, я стал заниматься только живописью. Времени на эти два направления просто не хватало. Но, как правильно Вы заметили, такие темы не берутся ниоткуда.

А как на творчество влияет истерия?

Как раз не мешает творчеству. Точно так же, как легенда о том, что художник должен выпивать и тогда будет лучше «видеть» – это тоже очень большое заблуждение и стереотип. Выпивка – вторая работа и очень тяжелая. Я знаю это на примерах художников: по Сурикову, по Шишкину, по Левитану, по Ренуару и другим – не злоупотребляли алкоголем и точка. Эта же история родом из 60-х годов, эры раскрепощенности и богемы.

Перейдем к Вашему творчеству, чем Вы вдохновляетесь?

Вдохновляет меня, как и всех, природа и люди. И архитектура в природе. Иногда природа без архитектуры скучновата. Но очень часто на мое творчество влияют мои сны, я постоянно вижу там красивейшие пейзажи. И это наверно уже нестандартно.

Многие даже не помнят своих снов.

Для точных воспоминаний я все записываю в специальную тетрадь, самое интересное. Это у меня с детства. Мои сны, если сюжетных сторон касаться, больше похожи на фильмы Луиса Бунюэля. Я люблю этого режиссера, у нас одинаковое мышление.

Работы художника А.Лозового

Хотелось бы затронуть немного «больные» темы. Как Вы относитесь к современному искусству. Вы полюс ЗА или ПРОТИВ?

ЗА! Стараюсь по возможности следить за ним. Но это, конечно, уже другое поколение. Поколение не Сальвадора Дали, а Гринуэя. Время сейчас хорошее, во всех отношениях, и для искусства в частности. Правда, наша страна постсоветская, большинство действующих художников старого поколения, у них была «тракторная» живопись. Они приобрели определенный капитал, знания, но сейчас время гораздо более яркое и интересное на таланты.

Интересно, почему?

Потому что, во-первых, раньше была цензура. Вождей разрешалось рисовать только определенным людям, то есть других художников до этого не допускали. Потом была еще семейственность: отец — художник, сын – художник, внучка – художница. Я не хочу сказать, что они были плохими или хорошими людми. Но профессия художника была очень удобна. Например, вот девушка художник – ей не нужно ходить на работу. Она когда хочет – рисует, когда не захочет – не рисует, заказами ее отец или дед все равно обеспечат.

Были художники, которые попадали не в то идеологическое русло или работали где-нибудь в провинции. У них практически не было возможности выставляться. Только член союза художников (куда было попасть очень трудно) имел право раз в десять лет делать свою персональную выставку. Государство давало ему зал, каталог печатали, закупали картины. А сейчас возможности открыты, то есть любой человек может выставиться. Раньше такой возможности не было. Сейчас двери открыты для всех.

А что Вы думаете о влиянии современных технологий? Книги в онлайн формате, интернет, всеобщая доступность информации. Это ведь тоже часть развития искусства?

Конечно!  В этом есть свой плюс. Можно все музейные картины смотреть. В наше время было тяжелее купить и книги, и альбомы. А сейчас все есть в пространстве интернета.

Но, как сказал Матисс: «Живописи можно научиться только в музее». Поэтому, ни один учитель, и тем более интернет-версия, не заменят живого «общения» с картиной.

А что Вы скажете о системе образования в нашей стране?

Система обучения, на мой взгляд, слишком академическая. Многие из художников нашли себя просто потому, что им попались достойные учителя. Ленинградский институт живописи, скульптуры и архитектуры имени Репина и Суриковский институт, как пример. Те студенты, которые, допустим, учились у Салахова, Мыльникова, Моисеенко — получали свободу. Они работали открыто, и у них что-то получалось. У других преподавателей было хуже, их заставляли рисовать бесконечные гипсы. Очень изнурительный и неправильный метод, глубоко порочный на мой взгляд. Я эту систему хорошо знаю, мне пришлось в свое время работать в президиуме Академии художеств и заниматься образованием. Я присутствовал на всех выпускных экзаменах и полугодовых отчетах, через меня проходили учебные планы и я четко знал, на что отводилось сколько учебного времени, и видел как гробят этих бедных студентов совершенно ненужными делами. Но это было еще и в дореволюционной академии, это не «новые правила СССР».

Да, и насматриваться, и пробовать, и советоваться с людьми, которые могли бы подсказать технологии работы. Например, заставляют людей писать акварелью, а ей работать намного труднее, чем маслом, а зачем это надо начинающим? В мире уже давно появилось множество других материалов, которые значительно облегчают работу.

А что касается момента ложной скромности людей, которые хотели бы рисовать. Этот глобальный вопрос, когда человек просто не знает, с какого бока подступиться. Как решать эту проблему?

Это вопрос уже давно решенный. Если брать карандаш или уголь, то вас можно в течение года научить рисовать портрет, чтобы был объем, перспектива, глубина, правильные пропорции. Это можно сделать с любым человеком! Рисунок сам по себе достаточно техничен, а технику можно освоить. Это как игра в теннис. А вот чувство цвета, свой стиль – это уже вопрос наличия таланта. Таких людей единицы.

DSC_0786

В какой-то момент истории человечества заниматься искусством – было занятием элитарным. Современность диктует другие правила и дает свободу каждому художнику. Вам это по душе?

Я считаю, каждый должен пробовать. С музыкой дело обстоит труднее, музыкантам технику нужно развивать с раннего детства. А что касается художников, то можно начинать заниматься этим видом искусства в любом возрасте, пока кисть еще рука держит. В этом его прелесть.

Как вы относитесь к стрит-арту? Это искусство или хулиганство?

Я нормально к этому отношусь, если люди не пишут на вагонах, скажем. Скучные бетонные дома иногда нуждаются в ярких красках. И, безусловно, это своего рода искусство. К примеру, при всем желании, я не смог бы повторить многие из работ известных художников граффити – это абсолютно другой подход и техника.

Давайте перейдем к Вашему творчеству. Над каким проектом Вы сейчас работаете?

Я очень давно подумывал о теме «Ветхого Завета». И, наконец, пришел к ней. Вся серия работ выполнена в коллажной технике, монотипии. Очень долго шел подготовительный процесс, нужно было понять, какие сюжеты подходят для такой техники. Да, я и сам думал только о выборочных сюжетах. Читал несколько раз Библию, советовался с православными священниками и иудейскими раввинами. Совсем не хотел повторить судьбу «Девушек из Храма Христа Спасителя», вы понимаете, о чем я. Официально представлено 40 работ, но, на самом деле их гораздо больше.

Монотипия А. Лозового

Многие художники, берясь за такую сложную тему как «Ветхий Завет», избирают для себя точку зрения: иудейскую или христианскую. Вы хотели сохранить достоверность с обеих сторон?

Да, но религия тут остается религией. Христианство и, в частности, православие Ветхий Завет не отрицает. Евангелие является логическим продолжением этой истории. Иудеи же свято почитают именно эту часть Библейской истории. Я хотел поместить в подписях работ пояснения на иврите, но не нашел подходящего специалиста. Нужен другой шрифт и правильный подход. Я хотел избежать всяких недоразумений по поводу своей компетенции.

Сейчас в Сербском посольстве идет Ваша выставка, откуда взялась ее тема?

Сейчас идет выставка, посвященная Иво Андричу – эта выставка исторически–этнографическая. Спасибо команде профессионалов «73 галереи» и лично Елене Комаренко за помощь в организации. Я был в этих местах, и меня очень поразил этот роман, «Мост над Дрине», и вообще всё творчество этого писателя. Я жил месяц рядом с его домом, чтобы ходить по привычным для него маршрутам. Выставка посвящена его местам, которые так хорошо описаны в романе. Меня поразило в его творчестве то, как он достоверно описывает мусульманскую, еврейскую, православную и католическую общины в этом городе. То, как они жили, как дружили и уважали традиции друг друга. В каждом он находил человечность – самое лучшее качество человека. Если бы все были такими же сознательными, конечно не было бы такой резни. Я видел войну в Абхазии, но там намного страшнее.

Война и кризис, как художники переживают эти тяжелые времена?

Я думаю, что при советской власти было хуже, чем сейчас. Я могу сравнивать, я видел очень многих нуждающихся художников, видел тяжелые судьбы людей. Каждый выкручивается, как может, и совершенно неважно в данном случает какой сейчас год, правительство, люди. Знаю, что некоторые сдают свои мастерские в аренду под офисы, другие едут работать за границу, там продают свои картины. Многие знакомые художники с Украины переехали в Москву. Там покупательская способность сейчас почти на нуле. Но, как ни крути, художник всегда найдем своего покупателя. Так что художники сейчас далеко не в безнадежном положении. Конечно, сейчас время не простое, но поверьте, выход есть всегда.

Что Вы могли бы сказать молодым людям, которые только начинают свой путь в искусстве? Чем сейчас занимаются художники? Кто нужен в сфере?

Художникам XXI-го века — определенно есть, где разгуляться. Работа в мастерских, реставрационные работы, частные заказы – всё это было, есть и будет. Но сейчас открылась еще одна большая ниша — роспись икон и храмов. Вы скажете, что это делали и раньше. И да, и нет. Количество новых храмов по всей стране колоссальное. Больше двадцати тысяч храмов, которые нужно расписывать. Представьте, это работа уже для 50 тысяч художников. С другой стороны, люди начали заниматься своим интерьером и дизайном. Рестораны, частные дома, кинотеатры, галереи представляют лишь малую часть возможных проектов. Вариантов много, дерзайте! И не забывайте чувствовать себя свободными.

Студия художника А.Лозового

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s